Как работают заключенные? норы». ИК-22 - Часть живут и 1 «Волчьи

Игорь Расевич отбывал наказание по ч. 2 ст. 328 УК в ИК-22 «Волчьи норы», освободился в декабре 2019 года. Полтора часа нашего разговора Игорь описывал быт в колонии, работу, медицинское обслуживание,  отношение администрации к осужденным и даже бунт в 2018 году. Для удобства мы разделили этот рассказ на три части. Первая часть о бытовых условиях и работе.

Бытовые условия

В бараке размещается 230 человек. Моя секция рассчитана на 24 человека. В 2015 году, когда я туда попал, столько там и было. Еще там стояли два стола, за которыми разрешалось сидеть, писать письма родственникам или делать что-нибудь еще. С тех пор колонию загрузили настолько, что эти столы убрали и заставили всё нарами. Сейчас на 50 квадратных метрах иногда размещаются 34 человека. Вентиляция в секции есть, зимой температура комфортная, но в межсезонье холодно и сыро.

На 230 человек отводится только одна комната для принятия пищи. Там стоят четыре стола, одновременно за ними размещается только 16 человек. Розеток восемь. Из электроприборов разрешается только кипятильник, даже контейнер пластмассовый для хранения пищи запрещен. Холодильника два: один маленький, наверное еще советский, второй купили в августе за деньги осужденных. Этого мало, заключенные сами предлагают администрации купить еще один холодильник, но получают отказы.

Из развлечений раньше был DVD-проигрыватель, но однажды офицеры просто сломали его. Заключенные заказали новый, но администрация не отдаёт. Так на складе и лежит. Раньше был еще и Триколор, оплачивали родители осужденных, мы смотрели фильмы, слушали музыку. Потом администрация запретила: сказали, много смотрим, забрали тюнер. Теперь есть только беларусские каналы, но они скучные, никакого развития.

Перед проверками делают ремонт. Все знают: говорят о ремонте - через недельку-другую жди проверку. Красят стены и полы, белят потолок, и всё за счет заключенных. Можно отказаться перечислять деньги, но это скажется на отношении к тебе и вылезет боком. Администрация найдет чем задавить: лишение свиданий, посылок, вопросы условно-досрочного освобождения. 

Отдельная проблема - отсутствие сушилки для вещей. Она предусмотрена, но поскольку барак переполнен, на ее месте раздевалка. Одежда хлопчатобумажная, летом без сушилки еще можно, но во время дождя одежда быстро намокает, а сушить её негде. Бывает, вечером повесишь на стул возле нар, а наутро надеваешь на работу сырую одежду и ботинки. Один день так проходишь и начинаешь кашлять, потом заболеваешь.            

Работа

Производство делится на три участка: швейный цех, деревообработка и разборка черного и цветного металла. Лучше всего работать в швейном цеху, там тепло и нет сильной нагрузки. Но попасть туда нереально, место можно ждать полгода.

Мой участок - разборка металла. Мы должны были снимать изоляцию с медных и алюминиевых кабелей. Работали пять дней в неделю без перерыва на обед, первая смена с 8:00 до 14:00, вторая - с 14:00 до 20:00. Работа считается назкоквалифицированной, зарплата - 70 копеек в месяц. Вопросы об оплате поднимаются постоянно, но администрация отвечает, что деньги уходят на наше содержание: питание, свет и воду.

Сам цех бетонный, сверху засыпан землей, как бункер. Летом там свежо, но в межсезонье холодно, круглый год стоит пыль. Загрузка постоянная, крайне редко было такое, что не успевали подвозить материал. Если такое случается, на работу все равно выходишь, сидишь в цеху без дела. Из спецодежды раз в месяц выдают строительные перчатки, которых не хватает на месяц. Крутись как хочешь: голыми руками работай или за свои деньги покупай новые, но норму выполняй.

Норма за смену - 3 кг меди и 6 кг свинца. Невыполнение нормы - нарушение, а значит пишут рапорт, после которого можно попасть в ШИЗО, лишиться свидания или посылки. Все зависит от настроения мастера цеха. Наш мастер бывший оперативник, иногда он с первого раза писал рапорт.

Мой товарищ работал на деревообработке. Проблемы со спецодеждой там аналогичные: перчатки быстро приходят в негодность. Остальную спецодежду выдают редко. Учетчик начинает выдавать одежду, но вдруг она заканчивается, и если тебе что-то досталось, значит тебе повезло. Остальные ждут следующего раза. На деревообработке платят 10 рублей в месяц, но работа там намного труднее.

Наладить работу и достойные условия труда никто не хочет. На деревообработке постоянно ломается оборудование, а настройщика нет. Из-за этого получается много брака, норма не выполняется, осужденные получают взыскания.

Недавно построили два новых цеха. Там хорошее отопление, есть вентиляция, души, туалеты. Но и старые цеха работают, а там холодно. Распилочный цех находится на улице. Снег, дождь, ветер, холод - люди всю смену работают на улице.

Во время работы в любом цехе нельзя ни перекусить, ни попить чай, разрешается только перекур. Многие хотят взять с собой кусочек хлеба и сало, всё-таки смена шесть часов без обеда. Но еду забирают, выбрасывают и пишут рапорт. Возмущает такое отношение к людям как к бесплатной рабочей силе. Как будто если ты заключенный, то уже не человек.


Поделиться:

Категория: Новости

Темы: пенитенциарная система условия содержания права человека исправительные колонии заключенные