Признать виновным

интерактивный фильм

Беларуси? в Кто воюет

Сегодня 86 день протестов в Беларуси. Последние недели беларусов убеждали в радикализации протестов. Например, 12 октября заместитель министра внутренних дел Геннадий Казакевич заявил, что МВД отмечает затухание протестного движения в регионах, однако они перемещаются в Минск и становятся более радикальными: «Еще днем и вечером это были летящие камни, бутылки, ножи и заточки, а уже к ночи — баррикады и горящие покрышки. Ничего общего с гражданским протестом это не имеет. Мы столкнулись не просто с агрессией, а с группами боевиков, радикалов, анархистов, футбольных фанатов, попытками повторить события начала августа». 

Уже 28 октября Генеральный прокурор Андрей Швед охарактеризовал уличные протесты еще более жестко: "То движение, которое нам преподносят как мирное, давно уже не мирное. По сути дела, уже давно идет война, которая в последние несколько недель приобрела крайне радикальные формы. По некоторым фактам, которые известны общественности, решается вопрос о квалификации действий виновных лиц как терроризм. Со всеми вытекающими последствиями".

Войной уличные протесты в Беларуси называл также Юрий Караев: «Идет война, идет неприкрытое и наглое воздействие, подпитанное безнаказанностью, прежде всего, и отсутствием страха, а мы все еще раскачиваемся. И моя работа сегодня в том, чтобы до каждого районного милиционера донести, что твоя жизнь, будущее твоих детей и счастье твоей жены зависит от того, насколько ты быстро и решительно выхватишь оружие и определишь, что тебя уже убивают, а ты все пытаешься их уговорить». 

При этом высокие чиновники сморят на ситуацию лишь с одной стороны, со стороны силовиков и режима, видя в протестующих беларусах деструктивный элемент. Однако если посмотреть на ситуацию с точки зрения прав человека, то ситуация окажется совсем другой.  

Все помнят обстановку после 14 августа, когда силовики просто перестали разгонять и применять насилие в отношении демонстрантов, наоборот, инспекторы ГАИ регулировали движение колонн. Именно так в соответствии с международными стандартами прав человека и должны вести себя сотрудники органов внутренних дел: содействовать проведению публичных мероприятий, даже спонтанных и несогласованных с властями, защищать демонстрантов и предотвращать возможные нарушения порядка, защищая публичные мероприятия от их противников, чья цель – препятствовать проведению таких мероприятий (руководство БДИПЧ ОБСЕ «Права человека и обеспечение правопорядка во время публичных собраний»). 

В те дни не пострадал ни один сотрудник милиции или участник мирных собраний, демонстранты убирали мусор в пакеты и благодарили силовиков за отказ от насилия. Что же случилось после? Силовики вновь начали разгонять мирные собрания, избивать демонстрантов и жестоко их задерживать. 

Позже стали вновь применять спецсредства, оружие и светошумовые гранаты. Причем воскресенья 25 ноября и 1 ноября всем напомнило 9-13 августа, когда силовики целенаправленно бросали светошумовые гранаты в толпу и стреляли резиновыми пулями. 

Теперь хотелось бы понять, с какой именно стороны идет провозглашенная высокими чиновниками война? А понять совсем не сложно. Мирные демонстранты, которые после 14 августа благодарили силовиков за неприменение насилия, столкнулись с новым витком насилия по отношению к себе. Причем они не совершали при этом каких-то противоправных действий, всего лишь, как и ранее, реализовывали свое право на мирные собрания и выражение мнения, гарантированные Конституцией и международными договорами, ратифицированными Республикой Беларусь. Люди в непонятном форменном обмундировании или в обмундировании ОМОН, в балаклавах и с дубинками, иногда с применением оружия и светошумовых гранат избивают и захватывают демонстрантов. Люди в балаклавах не представляются, даже не пытаются объяснить причину задержания и разъяснить права задержанному, а в ответ на требование вернуться в законное русло человека избивают. 

Войны со стороны мирных демонстрантов нет и никогда не было, ответная реакция на жесткие захваты и избиения является ни чем иным, как необходимой обороной. Считаю, что как только прекратится насилие со стороны силовиков и их действия вернутся в правовое русло, будут соблюдаться права человека,  ситуация сразу же поменяется и прекратится ответная реакция. 

 

Сергей Устинов


Поделиться:

Категория: Новости

Темы: правозащитники права человека пытки закон ОМОН выборы президента