Беларусь смертные из «Все значит нас» Республики выносятся именем приговоры каждым –

Виктория Фёдрова, председатель Правовой Инициативы, поговорила с Евгенией Долгой , авторкой ряда публикаций kyky.org, о смертной казни  в Беларуси. Кто выносит приговор? Сколько стоит смерть человека и насколько она эффективна? Читай в итоговом материале.

Беларусь – последняя страна в Европе и на всей постсоветской территории, где до сих пор применяют высшую меру наказания в виде расстрела. Вопрос смертной казни вызывает много споров – и всегда находятся как ее сторонники, так и противкники. Во многих странах казнь уже признана незаконной, в некоторых разрешается только за чрезмерно тяжкие преступления. Активисты стараются объяснять властям, что мораторий – это объявление жизни человека наивысшей ценностью, его нужно внедрять и прививать эту «философию» годами и десятилетиями. И хотя часто аргументом становится религиозный аспект, в этой проблеме не столь важно, верит ли общество в бога. К тому же часто выступать «за» смертную казнь людей мотивирует просто жажда мести. И всегда нужно помнить, что закон не может быть высшей ценностью, потому что законы пишут люди, которым свойственно ошибаться и преследовать свои интересы. К тому же всегда вызывает вопрос, кто и как приводит в исполнение эти приговоры. Совсем недавно журналист Meduza Саша Сулим написала материал по мотивам интервью с экс-начальником СИЗО №1 Олегом Алкаевым«В день казни начальник конвоя получал специальный документ на осужденного. Там был указан пункт назначения: «Минск-Пассажирский». «Их [по документам] увозили якобы на вокзал, но больше их никто не видел», — поясняет бывший начальник СИЗО. Когда Алкаев в 1996 году вступил в должность, пункт исполнения приговора находился в лесу. Там осужденных расстреливали прямо у заранее вырытых могил. «Это был варварский метод, мы причиняли этим людям не предусмотренное законом страдание, поэтому я от него отказался и перенес всю процедуру в специальное секретное помещение. Там все можно было делать в спокойной обстановке», — говорит он». Сам Алкаев в 2001 году бежал из Беларуси и просил политическое убежище в Германии. Мы поговорили с человеком, который все еще в этой стране и борется за отмену высшей меры наказания.

 

«Содержание «расстрельной команды» стоит немалых денег»

 

KYKY: Смертную казнь можно назвать защитой для общества?

Виктория Фёдорова: Защита для общества – это иллюзия. С того момента, как преступник находится в изоляции, общество уже защищено. Важно отметить, что смертная казнь – это не месть, а установленный действующим законом вид наказания. При этом, целями уголовной ответственности является не только предупреждение совершения новых преступлений, но и исправление лица, совершившего преступление. Понятно, что в случае применения смертной казни исправление преступника невозможно. А если думать о казни как о защите общества и его «очищении», то почему бы за все преступления не установить такое наказание? Через несколько лет будем жить в «идеальном обществе». Где та грань между пожизненным заключением и смертной казнью, если законодательство сейчас предусматривает такую альтернативу? Защиту для общества обеспечивает не смертная казнь, а реальная профилактика преступности, неотвратимость привлечения к ответственности за содеянное и эффективная пенитенциарная система, работающая на исправление.

Фото: Валентин Бо

KYKY: Сторонники смертной казни возмущены тем фактом, что преступник не только не получает возмездия виде смерти, но еще и живет за счет денег налогоплательщиков. Разве государство не обязано нести ответственность за каждого своего гражданина?

В. Ф.: Содержание «расстрельной команды», то есть тех, кто приводит смертный приговор в исполнение, тоже наверняка стоит немалых денег. Но кто мы такие, чтобы измерять человеческую жизнь, любую, в том числе жизнь преступника, в деньгах, затраченных на его содержание?

KYKY: А смертная казнь сдерживает преступность?

В.Ф.: У сторонников смертной казни существует ошибочное мнение, что сам факт наличия в Уголовном кодексе такого наказания, как смертная казнь, является «профилактикой» совершения преступлений, в частности, особо тяжких. Но наличие практики смертной казни увеличивает жестокость преступления.

 

Здесь логика проста: если человек уже добрался до планки казни, то после этого он может творить что угодно – хуже-то не будет.

 

Именно поэтому в странах со смертной казнью за педофилию и изнасилование насильники и педофилы предпочитают убить жертву. Отмена смертной казни не приведет к росту убийств, так же, как и введение такого наказания не уменьшит количество преступлений. На уровень преступности влияют другие факторы: социальная нестабильность и неравенство, доступность алкоголя и его повсеместное употребление, жестокость и культ насилия среди населения и многое другое. Согласно исследованиям, человек, совершая преступление, рассчитывает избежать наказания, а значит, разницы, осудят ли его на пожизненное или на смертную казнь, нет. Ни один преступник, идущий на дело, не думает о том, что его поймают. Он думает только о своей выгоде и о том, как бы не попасться. Плюс большинство насильственных преступлений совершается под влиянием алкоголя или наркотиков, а тут уж никаких рациональных мыслей в голове нет и подавно.

 

«Заключенного можно выпустить и оплатить моральный ущерб, а мертвеца уже не выпустишь»

 

KYKY: Допустим, смертная казнь не имеет смысла вообще. Имеет смысл неотвратимость наказания?

В.Ф.: Итальянец Чезаре Беккариа еще в 18 веке писал, что одно из самых действенных средств, сдерживающих преступления, заключается не в жестокости наказаний, а в их неизбежности. Предупредить совершение преступлений может формирование такого общества, где об избежании ответственности и безнаказанности даже мысли не возникает.

Фото: Фёдор Телков

KYKY: У вопроса о смертной казни есть еще один интересный аспект. У нее всегда много сторонников. Почему общество настолько жестоко?

В.Ф.: Я думаю, это человеческая природа. Желание мести и кары есть где-то на уровне древних инстинктов, ведь принцип «око за око, зуб за зуб» когда-то был популярен. Кроме того, СМИ очень часто в подробностях «смакуют» уголовные дела тех, кто, возможно, будет приговорен к смертной казни. Описания совершенных преступлений никого не оставляют равнодушными, вызывают резкую реакцию, в том числе жажду мести и желания казни преступника. Я уверена, что если проводить постоянный мониторинг общественного мнения в отношении к смертной казни, то после резонансных дел, связанных с жестокими убийствами, уровень поддержки такого наказания будет расти. Исключение, пожалуй, было только одно – так называемое «дело террористов». В обществе тогда сформировалось достаточно стойкое непринятие официальной версии произошедшего, поэтому Коновалов и Ковалев не воспринимались как справедливо осужденные. Наоборот, этот процесс активизировал общественную дискуссию о целесообразности существования смертной казни в Беларуси и о возможных судебных ошибках.

 

Смертная казнь опасна вовсе не тем, что человеку в какой то момент нечего терять, а вероятностью применения ее к ошибочно осужденным людям.

 

Это чудовищно несправедливо, когда невиновного человека лишают жизни за чужие преступления.

KYKY: Что делать с судебными ошибками? Элемент ошибки следователей и судей может быть всегда. Вы можете привести статистику?

В.Ф.: Такой статистики нет. Без сомнения, ни одна существующая система, даже самая независимая и, казалось бы, совершенная не застрахована от ошибки. В СМИ есть много примеров, когда после 20-30 лет в США освобождали приговоренного к смертной казни благодаря тому, что появились новые доказательства. К сожалению, немало и тех, кто был оправдан посмертно. В нашей истории также зафиксирован такой случай – известное дело Михасевича, за убийства которого было осуждено 14 человек. Один – Николай Тереня – был расстрелян, а Владимир Горелов, приговоренный к 15 годам лишения свободы, через шесть лет ослеп в тюрьме. Если кто-то скажет, что судебные ошибки случаются крайне редко, отвечу лишь то, что лучше отпустить десять виновных, чем наказать одного невинного. Заключенного можно выпустить и оплатить моральный ущерб, а мертвеца уже не выпустишь.

 

«Около трети населения Беларуси вообще не знают о наличии смертной казни»

 

KYKY: Никто не знает, что происходит с телом обвиненного после исполнения приговора, никто не знает, что с его вещами. Почему так происходит и имеют ли право родственники требовать его личные вещи? Был момент, когда стали высылать тюремную робу родственникам. Чем это объясняет государство?

В.Ф.: По закону тело для погребения не выдается, о месте погребения не сообщается. Что касается вещей, то их судьба законом не определена. В беларуской системе исполнения наказаний в последнее время сложилась такая практика: вещи осужденного к расстрелу отсылают родным после того, как приговор исполнен.

Фото: Денис Тарасов

KYKY: Смертная казнь – это неэтичная мера наказания или все же бессмысленная?

В.Ф.: И то, и другое. Смертная казнь является нарушением права человека на жизнь. За исключением Беларуси вся Европа отказалась от этого наказания. В целом, отказ от смертной казни – это мировая тенденция. Это в определенной степени показатель развития цивилизации и прекращения средневековых практик. Страны, которые отменяют смертную казнь либо вводят мораторий на ее применение, осознают как неэтичность, так и ее бессмысленность.

 

Нет доказательств сдерживающего эффекта смертной казни, при этом есть любопытное исследование ООН, где в рейтинге стран по количеству убийств страны Западной Европы, отменившие смертную казнь, имеют лучший результат, чем США и Беларусь, где смертная казнь применяется.

 

KYKY: Единственный способ построения общества с высоким уровнем морали – это объявление жизни человека наивысшей ценностью. Как государство должно его строить?

В.Ф.: Формирование ценностного подхода – это длительный процесс. Уважение прав человека и человеческой жизни в целом – это то, чему должны учить с рождения в семьях и далее – в школах и университетах. Что касается отношения к смертной казни – необходимо говорить об этом как можно громче. Почему на государственном телевидении мы не видим ни дискуссий, ни документальных фильмов? Есть статистика о том, что около трети населения Беларуси вообще не знают о наличии смертной казни. Как в таком случае научить ценить жизнь человека и сформировать мнение о том, что смертная казнь – это зло? Нужно вселять людям ценности жизни, но государственные каналы делают наоборот. Вы посмотрите, сколько насилия в телевизоре.

Но ценить жизнь человека государство должно не только в аспекте отмены смертной казни, но и в уважении прав человека, да и вообще в обеспечении достойного уровня жизни. Какое этическое основание дает обществу право наказывать человека путем причинения ему смерти?

Каждый человек не хочет умирать, и каждый поддерживающий смертную казнь думает, что он не окажется жертвой судебной ошибки. Но, попадая в руки милиции, человек тут же меняет свое отношение ко всему происходящему и готов посмотреть на все это уже с другой стороны. Донести обществу можно только то, что оно хочет услышать. Государство должно работать в этом направлении, но оно, к сожалению, не справляется. Гуманное общество начинается с уважения ценности жизни любого живого существа. Ведь даже животных государство отлавливает и умерщвляет, то есть не ценит их жизнь. Пенитенциарная система – система исправления, а не наказания. Убитый преступник никогда не сможет исправиться и вновь работать на благо общества. Многие говорят о том, что от осужденного на пожизненный срок толк обществу вряд ли будет. Стоит понимать, что это проблема системы, а не смертной казни. То, что она не исправительная – не повод не отменять смертную казнь, а повод реформировать ее до исправительной. У осужденного даже на месяц могут потом быть проблемы с трудоустройством.

 

Повод улучшить имидж страны

 

KYKY: Вы упомянули, что такая мера наказания не улучшает ситуацию, но еще и увеличивает количество убитых людей. Расскажите об этом подробнее.

Из проекта Bird In Flight

Из проекта Bird In Flight

В.Ф.: Смертная казнь в Беларуси – это расстрел. Это фактически узаконенное убийство. Убийство – это преступление. Оно не может исправить прошлого, не может воскресить жертву. Гнев порождает больший гнев, убийство расширяет круг насилия и жестокости. Наличие смертной казни содействует формированию в обществе культа насилия. Вы наверняка не раз слышали по различным поводам: «Да за это расстреливать надо!» От этого надо уходить. Кстати, вы знаете, что все приговоры выносятся именем Республики Беларусь?

 

Смертный приговор выносит не конкретный судья, все приговоры выносятся именем государства, а это значит, что смертный приговор выносит каждый из нас. Вы готовы в этом участвовать – самостоятельно вынести приговор и убить человека?

 

KYKY: Какие бонусы получит Беларусь в случае отмены смертной казни?

В.Ф.: Сейчас во все резолюции по Беларуси включается пункт об осуждении наличия смертной казни. Отмена смертной казни или хотя бы мораторий будут однозначно восприняты Европой как улучшение ситуации с правами человека. Это поможет более продуктивно сотрудничать во всех сферах и улучшит имидж нашей страны. Кроме того, после отмены смертной казни Беларусь может претендовать на членство в Совете Европы, что будет очень полезно нашим гражданам – они получат возможность обращаться в Европейский суд по правам человека, если посчитают, что Беларусь нарушает их права.

KYKY: Через сколько лет осужденный на пожизненный срок может подавать аппеляцию?

В. Ф.: Лицо, осужденное пожизненно, либо лицо, которому смертная казнь в порядке помилования заменена пожизненным заключением может надеяться на пересмотр по отбытии двадцати лет в тюрьме. Суд, учитывая поведение осужденного, состояние его здоровья и возраст, может заменить дальнейшее отбывание пожизненного заключения лишением свободы на определенный срок. Но только не выше пяти лет.

Евгения Долгая

При использовании материалов активная гиперссылка на источник обязательна.

Источник: kyky.org


Поделиться:

Категория: Новости

Темы: пенитенциарная система интервью права человека смертная казнь